Стихи Александра Ерёмина

Внезапное исцеление
иконе Божией Матери Козельщанская


Одна придворная, царицы,
На Русь икону привезла,
Из итальянской аж столицы,
Их древнеримского письма.
 
А позже дама вышла замуж
И стала писаря женой:
Судьба распорядилась так уж,
Чтоб стала дамою «штабной».
 
Так оказалась та святыня,
В казацкой, вольной стороне …
А там осела в Козельщине,
Покровом став одной семье.
 
Седмицей сырной, у Марии,
Ноги случился вывих вдруг.
Её к врачам вокруг возили,
Облегчить дочери недуг.
 
Башмак ей дали на пружинах,
Ослабить боли при ходьбе,
Не понимая о причинах:
Подверглась, как такой беде?
 
Ведь после Пасхи, как стихия,
Болезнь по телу поползла,
Суставы дальше все вредила,
Так что лежать только могла.
 
И уж не чувствовала боли,
Ни на ногах, ни на руках,
Чем бы её там ни кололи …
Со страхом трепетным в сердцах.
 
Зато звенел весь позвоночник,
Его пыталась коль напрячь,
Как будто боли бил источник
И по нему носился вскачь.
 
Мария кротко застывала,
Пытаясь боль остановить
И еле-еле чуть дышала,
Не смея, даже говорить.
 
И так дни молча проводила
И ночи тихие в слезах,
Лишь Божью Мать порой молила,
Перед болезнью чуя страх.
 
Куда б больную ни возили,
Хоть к именитым докторам …
Поездки боль лишь приносили,
А облегченья – ни на грамм.
 
И вот представилась возможность,
В Москву к профессору везти.
Везти лишь только была сложность:
От боли как в пути спасти?
 
И мать со скорбью попросила,
Дочь, Мать Пречистую просить,
Чтоб Та, дорогой укрепила,
Боль сносно, ей переносить.
 
Мария образ тот прижала,
К своей страдальческой груди
И протирать чуть помогала,
Из детской искренней любви.
 
И в сердце боль с мольбою слилась,
Сверкая горестной слезой
И к Небу кротко возносилась,
Усталой детскою душой.
 
И вдруг, от радости вскричала,
Всем телом силу ощутив:
«Я снова чувствую всё, мама!»,
Вокруг всё криком озарив.
 
Сама себя освободила,
От всех упоров и бинтов,
И беспрепятственно ходила,
Прижав к груди семьи Покров.
 
Не веря, мать глазам, от счастья,
Не знала, что ей и сказать …
Судьбы избегнув, вдруг ненастья,
Могла лишь молча привыкать.
 
Потом священника позвали,
Молебен в доме отслужив
И Матерь Божью величали,
В сердца веселие впустив.
 
Их радость сделалась известной,
В округе быстро их глухой
И стала горница их тесной,
Когда народ пошёл толпой.
 
Иконе храм соорудили,
При нём открыли монастырь
И Божьей Матери служили,
Всю наполняя Духом ширь.
 
Там та икона и поныне,
Творит благие чудеса
И люди молятся святыне,
Зовя на помощь Небеса.

*     *      *

|

 0