Стихи Александра Ерёмина

Виноградный крест
Нина, равноап.


В двенадцать лет святая Нина,
Прибыла в Иерусалим,
Она всегда Христа любила
И была сердцем детским с Ним.
 
Отец был римский воевода
И здесь решил сменить судьбу:
Взяв образ иноческого рода,
Предал дочь Господу Отцу.
 
А мать пошла диаконисой,
При храме немощным служить
И Нина с старицей речистой,
Осталась юность проводить.
 
Та деву в вере воспитала
И добродетель привила …
И сердцем Нина воспылала,
Творить лишь Божии дела.
 
Она от старицы узнала,
Куда хитон был унесён,
Что Мать Пречистая соткала …
И от Неё узрела сон.
 
Мать Пресвятая ей велела,
Идти в Иберию страну.
И расцвела, чтоб с нею вера,
Её не бросит там одну.
 
И дала крест ей виноградный,
Сплетённый весь из тонких лоз,
Что от врагов будет оградой
И всех невидимых угроз.
 
Её был дядя патриархом
И сон Пречистой подтвердил.
И хоть расстаться было жалко,
На подвиг Нину отпустил.
 
Она пошла туда с царевной,
Что убежала от царя,
Который был за то разгневан,
Избрала, что она Христа.
 
Дойдя Армении пределов,
Возле столицы обжились,
От рук своих питались делом …
Но быстро слугами нашлись.
 
И царь предал царевну мукам,
За то, что выбрала Христа …
И Нина, жива только чудом,
Успела спрятаться одна.
 
В кустах укрывшись дикой розы,
От страха еле чуть дыша,
Подруг взирала смерть сквозь слёзы
И их восход на Небеса.
 
Их в небе ангелы встречали,
Чтобы в пути к Творцу хранить
И их за подвиг величали,
Смогли, что верность сохранить.
 
И Нина предалась печали,
Что среди аспидов одна,
А все подруги Царством славы,
Уже утешили себя.
 
Но вдруг предстал ей ангел быстрый
И ей на север показал:
«Тебя ещё ждёт путь тернистый,
Что сон чудесный предсказал.»
 
И вдоль пошла реки гористой,
Искать столицу страны Мцхет …
И в тишине уснув тенистой,
Во сне узрела дивный Свет.
 
Из Света Некто подал свиток
И ей велел его читать …
А Сам стал, в Свете полускрытый,
Со Светом быстро исчезать.
 
Благовестили свитка строки,
Суть предстоящего Креста,
Давая мудрые уроки,
Прославить, как должна Христа.
 
И вдохновлённая виденьем,
Прошла нелёгкий, долгий путь,
Уже не мучима сомненьем,
На подвиг смела, что дерзнуть.
 
Дойдя до первого же града,
Дома евреев там нашла
И изучая тонкость нрава,
В народе месяц прожила.
 
И раз узнав, что все мужчины,
Идут в Мцхет кланяться богам,
Пошла и Нина вместе с ними …
Куда и царь явился сам.
 
За градом сразу на вершине,
Стояло идолов там три.
Пред ними жертвы приносили,
От крови трепетно жрецы.
 
И воспылало сердце Нины,
О вере ревностью святой:
Её сердечные глубины,
Пылали к Господу мольбой.
 
Она Христа за них просила,
Народ сей верой просветить
И Всемогущественною силой,
Трёх мерзких идолов сгубить.
 
И показались мрака тучи,
Идя течением Куры
И так на вид были гремучи,
Что Нина вглубь ушла скалы.
 
А царь бежал со всем народом,
Завидя туч лишь мрачный вид,
Видя в знамении особом,
Тьму, их богов на них обид.
 
И тучи громом разразились,
Горы вершину сотрясли,
В фигуры молнии вонзились
И истуканов рассекли.
 
Вода из туч рекой полилась
И истуканов унесла …
И лишь тогда остановилась,
Как поглотила их Кура.
 
И не осталось даже следа,
От всего капища богов …
То была первая победа,
Над ложью дьявольских оков.
 
Напрасно идолов искали,
С народом царь весь новый день:
Бесследно идолы пропали
И ужас был от их потерь.
 
Чрез много времени святая,
В столицу первый раз вошла
И там её, как ожидая,
Жена садовника нашла.
 
Святую Нину упросили,
В саду остаться с ними жить
И как с сестрой, с ней добры были,
Бездетность жаждя утолить.
 
И Нина искренне молилась,
За их несносную беду,
Жена, чтоб плодом разрешилась
И не несла беды вину.
 
И стала мать – Анастасия
И сердцем приняла Христа:
Ведь это Он - её Мессия:
Чудесно Им сбылась мечта.
 
И Нина начала открыто,
О вере благовествовать,
В душе её жила молитва,
Давая силы исцелять.
 
Авиафар первосвященник,
Её премудростью прозрел,
Зря, виноградный Нины крестик,
Творил, как много чудных дел.
 
Он рассказал ей о хитоне,
Что его предки принесли,
Как был он встречен в его доме,
Как с Сидонией погребли.
 
И как осталось тайной место,
Где гроб с святынею зарыт,
Лишь среди сада стало тесно:
Там одинокий кедр стоит.
 
И люди чувствовали силу,
Его загадочных ветвей
И веря – прячет он могилу,
Среди таинственных корней.
 
И Нина ночи там молилась,
Пытаясь тайну приоткрыть
И ей видение открылось,
Что в этом месте будет быть.
 
Слетались чёрные все птицы,
Над царским садом тьмой кружа,
Потом летя к реке омыться
И вверх взлетали, как пурга.
 
Их стая снежная искрилась,
Чудесно став белым-бела
И снова к кедру вся стремилась,
Являя рая голоса.
 
И ей открылась тайна смысла,
Что предстоит явить летам:
Страна вся верой просветится,
А вместо кедра будет храм.
 
И Нина ярче, вдохновлённо,
Несла Христа благую весть:
Любви, что Царствие - бездонно
И жизнь нетленная там есть.
 
И не мешал царь росту веры …
Лишь Нана, царская жена,
Поклонница немой Венеры,
Питала злобу на Христа.
 
Царица вскоре расхворалась
И в страхе были все врачи,
Ведь смерть к ней быстро приближалась,
А все не знали как лечить.
 
Тогда её уговорили,
Христову Нину попросить,
Явить Христа над нею силы
И от болезни исцелить.
 
Помочь ей Нина согласилась …,
Но чтоб царица к ней пришла
И коль царица бы смирилась,
То будет чудно здорова.
 
И принесли на одр царицу,
На листьях Нина, где спала
И Нина начала молиться,
И крест над нею вознесла.
 
Крестом ей сделав осененье,
Изгнала прочь нечистый дух,
Подав всецело исцеленье
И стала та, здоровой вдруг.
 
Познала Нана Христа силу
И Богом громко назвала,
Единым Богом всему миру,
Творит, что явно чудеса.
 
Но царь в Христа ещё не верил
И даже думал истребить,
Всех христиан за то, что в вере,
Царевич персов смог ожить.
 
Обуреваемый царь гневом,
Поднялся вверх большой горы,
Охотой, чтоб себя развеять,
От ему мнящейся беды.
 
И вдруг затмила солнце буря,
День превратив в сплошную тьму,
Как будто тьма с царём ликуя,
Его обрадовалась злу.
 
Гром его спутников рассеял,
Безумным шумом испугав,
А молний блеск лишь смертью веял,
Грозя разбить о камни скал.
 
Царь Мириан весь содрогнулся
И в помощь всех богов призвал,
Но в тьму вопль царский окунулся
И в вое ветра весь пропал.
 
И царь вдруг вспомнил Бога Нины
И к Нему сердце обратил,
Смерти прося смирить стихии
И он остался, чтобы жив.
 
И вновь светло всё тотчас стало
И воцарилась тишина:
Вновь солнце ласково сияло
И понял царь, что в нём вина.
 
И проповедовал всем Богом,
Жизни Спасителя – Христа
И пал пред Ниной кротко в ноги,
Вере учить её прося.
 
В ответ текли лишь её слёзы -
Духовной радости ручьи,
Ведь в царском сердце веры розы,
Так долгожданно проросли.
 
Послал послов царь к Константину,
Прислать епископа крестить,
Его всю царскую долину
И Церковь Божью утвердить.
 
В своём саду на месте кедра,
Велел царь храм сооружать,
Чтоб разрастаясь в стране вера,
Могла к Христу путь открывать.
 
Из кедра семь столбов имели,
На них желая ставить храм,
Но столб ствола поднять не смели:
Был не подъёмен мастерам.
 
В печали Нина лишь молилась,
Пень поливая ночь слезой,
А утром помощь появилась:
Явился ангел, ей одной.
 
Был только Нине зримо виден:
Незримый, столб весь поднимал …
И столб, как молния был видом
И как огонь её сиял.
 
И под столбом явилось миро,
Когда и он на место встал.
И миро многих исцелило:
Кто молод был, и кто был стар.
 
И весь народ с царём крестился,
Дух принимая от воды
И так весь край тот освятился,
Приняв Дух мира и любви.
 
А Нина в горы удалилась,
Людской от славы, суеты …
Постом, молитвой укрепилась,
Чтоб веры сеять вновь цветы.
 
Пошла Кахетии в просторы
И излучая благодать,
Все освятила верой горы,
Желали, что Христа принять.
 
Царица Соджа покрестилась
И с нею преданный народ,
А Нина славно потрудилась
И принесла духовный плод.
 
Прияв от Бога откровенье,
Она простилась с кем могла
И дав своё благословенье,
Христу дух мирно предала.

*     *      *

|

 0