Стихи Александра Ерёмина

Диакониса
Татиана, мц.


Один богатый Римский консул,
Христианином тайным был,
Как добродетельную розу,
Татьяну, дочь свою растил.
 
И расцвела душой прелестной,
Его единственная дочь,
Стремясь Христовой стать невестой,
Служа Христу и день и ночь.
 
К Нему любовью пламенея,
Порабощала духу плоть.
Душой всё делаясь светлее,
Смогла соблазны побороть.
 
Диаконисой Церкви стала,
Подобно ангелам служа
И жизнь мученьем увенчала,
За неземного Жениха.
 
Её язычники схватили,
В храм Аполлона привели
И честь воздать ему нудили,
Как богу света всей земли.
 
Но христианка помолилась,
Христу – Создателю веков
И вся земля зашевелилась
И идол пал, убив жрецов.
 
А дьявол вышел вон наружу
И с воплем сильным прочь бежал,
Жуть наводя в людскую душу,
Когда тень мрака отражал.
 
Но нечестивцы приписали,
Всё волхованью девы чар
И её злобно избивали …
Но каждый чувствуя удар.
 
Незримо ангелы их били,
Чтоб боль познали на себе …
И судью воины просили,
Бить отменить, по сей беде.
 
А дева кротко лишь молилась,
За подневольных палачей,
Чтоб благодать на них излилась,
Открыв Свет веры для очей.
 
И вдруг мучители узрели,
Небесных ангелов вокруг,
Творцом Христа уразумели …
И сами стали жертвой мук.
 
В другой день снова Татиана,
Суду предстала весела,
Как будто раньше не страдала
И плоть была её цела.
 
Судья душою помрачённый,
Её изрезать приказал …
Ума от злобы, как лишённый,
Лишь больше муки прибавлял.
 
Жезлами снова её били,
Невинной девы не щадя …
Но сами пали еле живы,
Приняв удары на себя.
 
Святую ввергли вновь в темницу,
Где провела всю ночь молясь …
Небесный Свет согрел девицу
И пели ангелы, явясь.
 
А утром больше все дивились,
Её расцветшей красоте,
Но чудом всё ж ни вразумились,
Зовя опять богам к хвале.
 
И в храм ввели её Дианы,
Богини женственной красы
И её силой объясняли,
Девы ожившие черты.
 
Но бес почуяв приближенье,
Ко храму девственной святой,
Взывать стал в горьком исступленье:
«Куда бежать, Огонь под мной?!»
 
А Татиана помолилась,
Ещё до храма не дойдя
И небо страшно озарилось,
И поразила храм гроза.
 
От грома страшного распались,
Все своды капища, упав …
И огнём молний опалялись,
Жрецы, гнев Истины познав.
 
Но лишь сильнее лютовали,
На Божью агницу слепцы:
Её крюками раздирали …
И зверски вырвали сосцы.
 
В темницу снова затащили,
Оставив в муках умирать …
Но деву ночью исцелили,
Святые ангелы опять.
 
А утром судьи удивившись,
Святая, что ещё жива
И от мучений утомившись …
Пустили к ней в арену льва.
 
Но дикий лев к святой ласкался
И как котёнок лишь лизал …
И так народ весь удивлялся,
Святой, что Бога восхвалял.
 
Когда же льва вели обратно
И зла никто не ожидал,
Лев озверел опять внезапно
И богатея растерзал.
 
Татьяну бросили в геенну,
На пекло жаркого огня …
Но как росою омовенну,
Вновь удивлялись, деву зря.
 
Тогда ей волосы побрили,
Мня волшебство так умалить
И в храме Зевса заключили,
Лишив сил идолу вредить.
 
Два дня святая жила в храме
И Свет Небесный ей светил,
Служили ангелы ей сами
И Дух Святой на ней почил.
 
На третий день жрецы открыли,
Чтоб жертву Зевсу принести …
И только в ужасе застыли,
Не в силах слов произнести.
 
Их идол вдребезги разбитый,
Вокруг святой, как прах лежал …
А лик святой, в устах с молитвой,
Всем радость чудно излучал.
 
Судья с надеждой распрощался,
Татьяну сможет, что сломить
И побыстрее постарался,
Скорей мечом её казнить.
 
И вместе с ней отца казнили,
Что дочь святую воспитал.
Их души к Богу воспарили
И им Христос венцы воздал.

*     *      *

|

 0